Написать письмоНа первую страницу
БИЗНЕС-ТРЕНИГИ

Бизнес-тренинги

Давнее 2

Михаил Вейсберг,
бизнес-тренер, предприниматель

Стратегическая ясность
Что я делаю на стратегической сессии, если коротко?
То, что люблю — заставляю ТОПов задавать самим себе важные вопросы.
Я помогаю людям, занятым в бизнесе, задать самим себе важные вопросы.
Повторяю. Людям нужно, хотя бы раз в год, не о текучке говорить, а задать себе вопросы О ВАЖНОМ.
Я им в этом помогаю.
Что происходит в результате?
Наступает стратегическая ясность.
Я это называю — упрощение картины мира.
В идеале, уходя с сессии, они должны сказать: «Спасибо за упрощение картины мира». Они так обычно и говорят, но более простыми словами. («Все разложилось по полочкам», «Стало понятнее — что для нас важно», «Мы расставили приоритеты»).

* * *

Всю жизнь хотел в тюрьму
О предпринимателе еще с советских времен, пожилом человеке, каком-то тертом цеховике, за новогодним застольем вспомнила его родственница.
Говорит с одесской интонацией:
— Ой, он всю жизнь хотел в тюрьму! Но тюрьма его не хотела!

* * *

Место входа (как попасть со своей бизнес-новостью в газету)
Любопытным опытом поделилась пресс-секретарь крупной компании. Если сбрасывать свои релизы напрямую в редакции, то там, понятное дело, относятся к ним скептично. «Это не новость, не так написано, хотят рекламы на халяву» — типичная реакция журналистов.
Но если направлять те же релизы в информагентства, то там не придираются, делают короче и ставят в новостную ленту.
И вот тут происходит важное! Чопорные редакции, читая ту же новость в ленте агентства, относятся к ней по-другому! Довольно часто перепечатывают или берут за основу своих заметок, звонят за деталями и комментариями.
Вот как просто попасть на полосу! Просто нужно знать место входа.

* * *

Осторожнее с авторскими методиками!
В рекламе тренинга пишут (прочтите не торопясь!):
«В изложении материала используются авторские методики, позволяющие информации лингвистико-трансплантационным путем попасть в область головного мозга, где она автоматически усваивается и трансформируется в повседневные повторяющиеся действия».
Если кто попадал на такой тренинг — напишите пару слов. Очень интересно, что у вас там теперь с областью головного мозга.

* * *

Ему нравится тушить, ну что тут поделаешь
Директора, играющего в офисе роль «пожарного», опознать не трудно. На нем нет медной каски, но по его порывистым движениям, горящим глазам и громкой отрывистой речи понятно — здесь что-то тушат.
Если бы руководителям вручали медали «За отвагу на пожаре», то у него их было бы шесть. Или даже больше.
Когда-то, молодым специалистом после вуза, он смог решить острую проблему фирмы. Нашел знакомых, договорился. Знал, где взять информацию и принес директору ксерокопию. Вышел в субботу и «в пожарном порядке» подготовил справку в министерство. Его заметили и выдвинули. И теперь он продолжает так себя вести, уже в кресле директора.
Не успевают в срок упаковать большой заказ, он ночь поработает еще с несколькими добровольцами и сделает, отправит. Подводят партнеры — он полетит через пять часовых поясов и выбьет нужную поставку. Или придумает альтернативный канал: пусть дороже заплатили, но закрыли вопрос.
На совещаниях говорит: «Запишите это за мной, я сам им позвоню». Или: «Хорошо, я вечером сделаю». Или: «Напомнишь мне — я найду». И, действительно, находит.
Не злится, когда выясняется, что у подчиненных полный завал — идет и разбирает завал на глазах у изумленных сотрудников. Жизнь в бизнесе приучила его, что дела всегда на грани срыва. Если все идет нормально, то это, во-первых, подозрительно (значит, мы не все знаем), а во-вторых, все равно не долго. И когда полыхнет и затрещит, и начнет взрываться, он только оживится и скажет: «Я же говорил, что легко нам это не достанется».
Руководители среднего звена, которые, как и он, могут заткнуть собой амбразуру — ему нравятся. Он их отмечает, приближает, хвалит. Рисунок такого «пожарного» поведения становится общепринятым. Остаться в офисе до трех часов ночи, проехать за день 2000 км, посетить за неделю 10 городов и везде поставить всех на рога, предотвратить и добиться. Если бы эти люди были на границе в 41-ом году, у фашистов бы ничего не вышло, ей богу.
На дверях его кабинета давно написано: «Чип и Дейл спешат на помощь!». Он не замечает эту надпись, но подчиненные знают, что их руководитель — Чип и Дейл в одном флаконе. Они прибегают с выпученными глазами или держась за сердце. Они как бы не верят, что директор и в этот раз справится с огнем, но все же надеются. Ну, не им же лезть в пламя, не они же пожарные…
А ему нравится тушить, ну что тут сделаешь. Опасность мобилизует его, заставляет проявить свои лучшие качества, а упорядоченность и предсказуемость — расслабляют.
Если ничего не горит, то он не нужен, все делается без него. Но если обнаружилась недостача или авария или срыв графика и штраф — то вот его время, его сцена, его бенефис. В такие моменты он чувствует себя как Гулливер среди лилипутов. Они мечутся среди пожара, а ему достаточно, извините, помочиться на эти угольки — и опасность миновала.
Я сам иногда «тушил», и мне это нравилось. Как-то у нас не было денег выплатить людям зарплату, но по бартеру дали грузовик тушенки и рыбных консервов. И я стоял два дня на центральном проспекте города и продавал эти консервы. Мне нужны были деньги! А продавать консервы никто в офисе все равно не умел…
А спрос с пожарного невелик на самом деле. Получилось — герой. Нет — не виноват, рисковал, хотел помочь, даже немного обгорел и весь в саже.
На попытки наладить систематическую плановую работу, устранить причину возгораний, «пожарник» смотрит благожелательно, но не вмешивается. Понимает, что это полезно, но в глубине души не верит, что так тоже можно работать. Когда предлагаешь ему простой инструмент — расписать дела по квадрату Эйзенхауэра, то выясняется, что у него все дела срочные и важные одновременно.
Почему же у «пожарника» все срочное? Он не определил для себя, что сейчас более важно и реагирует на внешние раздражители. Важным становится сила сигнала от подчиненных, уровень шума, настырность, угроза, возможно, мнимая, но хорошо продемонстрированная.
Шанс начать новую жизнь у пожарного возникает, когда он начинает говорить НЕТ. Просят о срочной помощи, звонят 01, а он говорит: «Нет!». Ему удается убедить себя, пусть ненадолго, что правильный пожарный — не тушит, а занимается профилактикой. Он наладил разъяснительную работу и наказывает нарушителей противопожарных правил…
Но обнаруживается, что теперь его не зовут «на помощь». И он нудится, проводит время в бездействии, не знает, чем себя занять. Нужно же иметь список важных дел и работать по нему. Дела в таком списке — не срочные, их нужно делать понемногу каждый день, не разовым сверхусилием, а последовательно. Но это его «не зажигает». Список не составлен, он сидит в кабинете без дела и борется с ощущением своей ненужности.
О пожарном — по заказу журнала «Управление компанией»


Сентябрь 2011. Алматы
Ключевые навыки предпринимателя


Офис:
Киев, ул.Мельникова, 6 к.169,

моб. +38067 209 09 86
e-mail: m@veisberg.com
Главная | Клиенты и друзья | О Вейсберге | График
© 2006 Все права защищены
Разработка сайта - CodEX World Studio
МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Rambler's Top100 Украинский портАл